Homepage Сочинения 6 класс по дубровскому почему поспорили а.дубровский и троекуров?


Сочинения 6 класс по дубровскому почему поспорили а.дубровский и троекуров?


К словам — даже к именам и фамилиям — дети относятся гораздо серьезнее и доверчивее, чем взрослые. Но всего, что входит в сознание ребенка за эти первые годы, не перечислишь. Не знаю, из-за чего загорелся сырбор на этот раз, но только вся наша улица восстала против двух своих главных коноводов, которым до тех пор беспрекословно подчинялась. А вагоны — зеленые, желтые, синие, — постукивая на ходу, манили нас в неизвестные края бессчетными окнами, из которых глядели незнакомые и такие разные, не похожие один на другого, проезжие люди. А суть ее заключалась в следующем. У брата тоже кривился рот. Она подхватила меня на руки и принялась ощупывать с ног до головы. Но рыжий только руками замахал. Мы пропустили и обед. Гимназия в городе, учителя, директор, так обласкавший меня на экзамене, — все это отошло куда-то далеко и стало казаться не то сном, не то страницей из прочитанной и полузабытой книги. Скоро наш страх прошел, но еще долго не могли мы отделаться от какой-то смутной тревоги, которую нагнала на нас эта жилица заброшенного чердака. Я лежу, съежившись, в постели, и слова этой простой песни наполняют мое сердце страхом и тоской. Я написал на промокашке букву «е» и с ужасом подумал, что Сережка будет, чего доброго, донимать меня до конца диктовки. Под фотографией значилась фамилия московского фотографа. Ради гостей приходилось надевать праздничные костюмчики, в которых нельзя было забираться под кровать, если туда закатывался мяч, или прятаться за большим сундуком в передней. Труднее всего было ей справиться со мной. Переезжали из города в город, прожили год с чем-то в Покрове, Владимирской губернии, около года в Бахмуте — ныне Артемовске — и, наконец, снова обосновались в Воронежской губернии, в городе Острогожске, в пригородной слободе, которая называлась Майданом, на заводе Афанасия Ивановича Рязанцева. И квартиры наши в любом из таких пригородов были похожи одна на другую: просторные, полупустые, с некрашеными полами и голыми стенами. В сущности, пристав мог бы вызвать отца к себе в полицейский участок повесткой, но предпочел явиться лично, чтобы с глазу на глаз, из рук в руки получить установленную обычаем дань. Не подозревая, на какое глумление обрекает нас, мама сшила мне и брату по журнальной картинке пальтишки из материи кремового цвета с пелеринками. Когда же светило яркое солнце, он обращал к нему свои незрячие глаза, и рябое лицо его светлело, будто улыбалось. Его не арестовали, не отдали под суд, а только уличили и с позором прогнали с завода. Овраг был морем, заросли лопухов и бурьяна вставали непроходимыми лесами. Там можно было отлично укрыться на тот случай, если вся эта орава все-таки отважится проникнуть к нам во двор. Наконец пальтишки были готовы. На вопросы я как-нибудь отвечу, — только пускай дадут мне прочитать стихи… В эту минуту громко — на весь зал — прозвучала моя фамилия. Я сказал, что пошутил, и, найдя свою постель, юркнул с головой под одеяло.


И все же я решился.


Где-то в столицах уже успели завести, как рассказывали приезжие, газовое и даже электрическое освещение, а в деревнях еще можно было увидеть и лучину. Отец ласково потрепал меня по голове, порылся в карманах и, не говоря ни слова, высыпал мне на ладонь целую горсть монет, медных и серебряных. Это были времена на стыке минувшего и нынешнего века. У нас уже не было никакой охоты варить мыло, — так осточертела нам эта игра. Во хмелю бывал буен и частенько бил жену и сына Матюшку смертным боем. В классе и до того стояла тишина, а тут стало еще тише. Казалось, мой брат, который был старше меня всего двумя годами, уже вошел в настоящую, деятельную жизнь, в мир, где каждый человек на виду и каждый час полон событий и происшествий. Был у меня на совести еще один грех: часто, потихоньку от матери, я убегал обедать к рабочим, которые угощали меня серой квашеной капустой и солониной «с душком», заготовленной на зиму хозяевами. А ты забудь, что перед тобою Марк Наумович, и вообрази, что тебя экзаменует сам Владимир Иванович Теплых или Степан Григорьевич Антонов! Тарантул обязательно за него ухватится, и тут-то наступит самая страшная минута: нужно вытащить живого тарантула из норки и посадить его в спичечную коробку с такой быстротой и ловкостью, чтобы он не успел укусить вас. Пушкин Времена незапамятные Семьдесят лет — немалый срок не только в жизни человека, но и в истории страны.

Related queries:
-> инструкция по установки снпч для t50
И квартиры наши в любом из таких пригородов были похожи одна на другую: просторные, полупустые, с некрашеными полами и голыми стенами.
-> вопросы и ответы по кипиа
В этот день ребят экзаменовали не в классе, а в просторном зале, где со стен смотрели на нас изображенные во весь рост царь в военной форме с широкой голубой лентой через плечо и царица в высоком жемчужном венце вроде кокошника, в нарядном платье, похожем на сарафан, и тоже с лентой через плечо.
-> презентации интеллектуально одаренный ребенок
Помню и высокий дощатый забор, на котором сидит кот.
-> медицинская техника и инструменты для конспекта
Он был очень страшен, когда закидывал голову или подымался на дыбы, пытаясь освободиться от стеснявшей его упряжи.
-> как проверить центральный замок опель вектра видео урок
Верх его фуражки был нарочно примят по бокам, как у Марка Наумовича, а у меня он пока что упрямо топорщился.
->Sitemap



Сочинения 6 класс по дубровскому почему поспорили а.дубровский и троекуров?:

Rating: 89 / 100

Overall: 52 Rates